Расшифровка видео: Доллар: Конец игры

Миниатюра: Доллар: Конец игры
0

Доллар: Конец игры

Что происходит когда ломается финансовый руль. Дожить до пенсии. Кто кормится на пенсионных деньгах. Финансовый шторм и спасательные круги. Валентин Катасонов о разбалансировке мировых систем.

Персоны: Валентин Катасонов


Программа: Полит-Экономика для всех

Автор расшифровки:

Сергей Аверьянов
Проект: «Мнение»

Доллар: Конец игры

Игорь Бощенко: Здравствуйте, уважаемые зрители канала «Нейромир-ТВ»! Сейчас время так сжалось, что события идут одно за другим, и такие события, которые происходили на большом промежутке времени, сейчас сжаты в недели, порой – в часы. Сентябрь этого года, пожалуй, особенный из всего ряда, потому что как внутриполитические, так и экономические проблемы спрессовались в один клубок. Когда частота событий возрастает – это признак того, что мы подходим к очередной точке бифуркации.

Наш канал это чувствует. Пользуясь случаем, хочу напомнить нашим зрителям, что мы живём исключительно на ваши пожертвования, других источников у нас нет. Обычная коммерческая деятельность сейчас затруднительна, поэтому мы, всецело, рассчитываем на вашу помощь!

Теперь к главному. Сегодняшнюю программу, которую традиционно со мной ведёт Валентин Юрьевич Катасонов, я хотел бы посвятить тому, что произошло в экономической жизни последние дни. Произошло немало, на мой взгляд. Финансисты такую ситуацию называют «Конец игры», «Конец партии». Что произошло важного на этой неделе? Было заседание ФРС. ФРС оставило учётную ставку на прежнем уровне, и реакция рынка была не совсем ожидаемой.

Валентин Катасонов: Мёртвая реакция…

Игорь Бощенко: Да. Вы знаете, что у всякого финансиста есть инструмент. Если рынок перестаёт реагировать на этот инструмент -  значит, рынок мёртв! Все ожидали, что будет повышение и, в принципе, реакция должна была быть.

Валентин Катасонов: Ещё хотелось бы поговорить, в чьих руках эти инструменты.

Игорь Бощенко: Эта ситуация довольно необычная. Рынок перестал реагировать на руль тех, кто рулит. В этой ситуации мы движемся в ту сторону… Рост безработицы в США продолжается, серьёзные скачки доллара - более чем вероятны. Кроме того, в последнее время пошли разговоры о том, что в международных расчётах будет замещение на валюты других стран, то есть постепенный отказ от доллара как международной расчётной единицы с соответствующими эффектами. Таким образом, куда же мы все катимся, на ваш взгляд?

Валентин Катасонов: Я много раз использовал термин «управляемый хаос». В какой-то момент времени он перестаёт быть управляемым. Главное – те, кто претендовали на роль управляющих этим хаосом, теперь находятся в параличе. Собственно говоря, ни один из вариантов, который у них всплывает в сознании, не является приемлемым и даже безопасным. Поэтому то, что ФРС оставила на прежнем уровне «плинтуса» ставку, говорит о том, что они, действительно, не знают, потому что все варианты плохи. Остаётся, конечно, один запасной вариант, к которому ещё ни хозяева денег, ни американская администрация не готовы. Вы знаете универсальный способ – это обнуление обязательств.

Игорь Бощенко: Шахматной доской по голове.

Валентин Катасонов: Совершенно верно!

Игорь Бощенко: Политические новости как раз и сигнализируют. Это размещение 20 атомных бомб в Германии…

Валентин Катасонов: Дело не в количестве, это новое поколение атомных бомб!..

Игорь Бощенко: …Для борьбы с центрами управления.

Валентин Катасонов: Действительно, специалисты говорят о том, что мы должны подумать, как мы должны реагировать. Время на это есть, так как это раньше, чем через 2 года переоснащение не произойдёт. Раньше было понятно, что, к примеру, летит бомбардировщик и у него есть ядерный заряд, который нацелен на Россию. То теперь это компактные бомбы, которые можно подвешивать на любые истребители, которые каждый день циркулируют вдоль границ Российской Федерации.

Игорь Бощенко: У меня возникла некая аналогия. Вспомните ковбойский фильм, когда у картёжников на конец игры начинает чувствоваться некое напряжение за столом. И они начинают расстегивать кобуру. То есть, они начинают готовиться. Нынешняя ситуация мне напоминает то же самое! Ещё чуть-чуть, и над столом, где раскинуты карты мировой игры, появятся стволы. Насколько экономика России готова к такому развитию событий?

Валентин Катасонов: Знаете, она готова, примерно, так же, как была готова экономика Российской Империи накануне Первой мировой войны. Там было очень плохо. Сегодня, примерно, на том же уровне! У меня есть статья, которая была посвящена вопросу психологии. Потому что, во-первых, часть «яйцеголовых» говорили о том, что война в принципе невозможна, так как степень жизни такова, что война невыгодна никому. Второй момент – если она и начнётся, то мы к ней готовы – это уже «яйцеголовые» внутри России. Выяснилось, что российская экономика к этому не была готова. Выяснилось, своего-то оружия нету! Поэтому надо обращаться к дяде Сэму. Дядя Сэм просто так не давал, линдлиза никакого не было в период Первой мировой войны, поэтому только за золотую валюту. Золотая валюта – это кредиты Англии, а кредиты Англии – это сначала золото, а потом уже кредиты. Короче говоря, нас начали просто раздевать! Хороши союзнички по Антанте! Они устроили из этой войны бизнес. Естественно, Россия к этому была не готова.

Второй момент заключался в том, что Россия сильно зависела от иностранного капитала. Как минимум 50% российской промышленности находились под контролем французов, англичан и так далее. Сегодня говорят о высокой степени локализации оборонного комплекса Российской Федерации. Я говорил со специалистами. Это блеф! Это не локализация! Фактические поставки подконтрольны иностранному капиталу! Уровень локализации нашего оборонного производства, я думаю, исчисляется не 50-ю процентами, а в лучшем случае 10-20%!.. Даже Путиловский завод принадлежал немецкому капиталу! А это, как говорили, была «кузница нашего оружия»! И там пошли проблемы.

Сейчас мы вспоминаем события Первой мировой войны, а это же не просто какие-то воспоминания. Это урок, который мы в своё время не выучили! Давайте хотя бы сейчас его учтём!

Игорь Бощенко: Аналогия, пожалуй, имеет место быть! Но ведь помимо промышленности есть и определённые экономические возможности – Госрезерв, Военторг, мобилизационный резерв. Это сугубо затратная процедура. На сколько наших резервов может хватить?

Валентин Катасонов: Вообще, резерв всегда был с грифом «секретно». Я знаю, что в 90-е годы была распродажа наших резервов, того, что осталось от наследства Советского Союза. По некоторым данным сейчас спохватились и начали формировать резервы стратегического сырья, продовольствия, может быть ещё чего-то, не знаю, может быть, резерв золота. Вообще резерв золота нужен был, и Сталин начал готовить этот резерв ещё с начала 30-х годов. Это всё за семью печатями. Интуитивно чувствую, что нормативы по резервам недостигнуты, мягко говоря! По некоторым позициям «на нуле». Эта тема специального разговора.

Игорь Бощенко: Давайте про бюджет поговорим. Всё-таки бюджет хотят перевести на годовое планирование. И он затрагивает сферу пенсий, а именно – увеличение пенсионного возраста, ведь, фактически, это сокращение пенсионных расходов. Россия имеет самые большие пенсионные службы в мире. У нас 120 000 чиновников в пенсионном фонде. Буквально вчера прошла информация, глава Пенсионного фонда купил себе квартиру за 240 млн. рублей. А тут же идёт параллельно повышение пенсионного возраста. На пенсию трудно прожить, а в современном городе – практически невозможно! Это, действительно, экономически обоснованная проблема или же это неэффективность управления?

Валентин Катасонов: Если под неэффективностью понимать коррупцию, то безусловно! Я считаю, что это проявление коррупции! Никакая реформа ничего не сделает, даже если до 90 лет доведём пенсионный возраст – всё равно воровать будут!

Игорь Бощенко: Имеет смысл делать пенсионные отчисления?

Валентин Катасонов: Россия большую часть истории жила без пенсии. Я застал ещё то поколение людей, которые говорили, «моей пенсией являются мои дети и внуки!». Но ведь вы понимаете, что у нас была выстроена пропаганда таким образом, что «вы не должны зависеть от детей от внуков, вы должны быть свободным человеком» - это такой американский образ жизни. 

Игорь Бощенко: То есть, пенсионные отчисления – своего рода налог, деньги, которые мы, скорее всего, уже не увидим?

Валентин Катасонов: Это социальный налог!

Игорь Бощенко: Это огромная прорва денег. И они всё равно не могут сверстать бюджет!

Валентин Катасонов: Про Пенсионный фонд: депутаты мне доверительно говорят, что Пенсионный фонд пуст! Эту информацию я получаю из разных источников. А если он пуст, а пенсии платятся, то у меня выстраивается такая версия, что Пенсионный фонд живёт за счёт каких-то заёмных средств. Это значит, где-то образуется долг Пенсионного фонда! А кто будет покрывать долг Пенсионного фонда? Кто кредитует Пенсионный фонд? Я не знаю.

Игорь Бощенко: У нас странная система: мы стараемся за счёт людей решить вопрос, а не за счёт контура управления. Для примера, в США и населения в 2 раза больше, численность пенсионной службы в 2 раза меньше. У нас получился такой раздутый аппарат…

Валентин Катасонов: Возвращаясь к вопросу бюджета. На днях президент выступал по поводу неких инноваций в бюджетной политике. Неприятное – мы с трёхлетнего планирования возвращаемся на годовой горизонт.

Игорь Бощенко: Это говорит о том, что мы находимся в состоянии неопределённости и кризиса.

Валентин Катасонов: Фактически, мы вернулись в 90-е годы! На этом заседании президент сказал, что одна из целей – соскочить с этой нефтяной иглы, чтобы бюджет зависел не от нефте-газовых поступлений, а от каких-то других источников. Он сам противоречит себе! Кто будет обеспечивать диверсификацию источников пополнения бюджета? Конечно же, государство!

Игорь Бощенко: То есть всё с точностью да наоборот, о чём говорил академик Глазьев?

Валентин Катасонов: Да, но Академик Глазьев ничего нового не изобретал! Он предложил очевидные вещи, которые понятны даже человеку, не имеющему экономического образования.

Игорь Бощенко: Такое ощущение, что они делают так, чтобы вообще ничего не менять.

Валентин Катасонов: У меня возникает ощущение, что просто идёт «забалтывание», они тянут резину, чтобы для кого-то выиграть время! Нужно менять всю экономику. Я не верю Улюкаеву.

Игорь Бощенко: То есть необходима отставка всего Правительства?

Валентин Катасонов: Безусловно! Они отвергают с порога план Глазьева, которые продуман от А до Я – это целая система. А у них всё по каким-то фрагментам. То они говорят, «импортозамещение». Но импортозамещение требует планирования. Тут же после этого они утверждают, что у нас не будет трехлетнего планирования. Многие обижаются, когда я использую это слово, но это ШИЗОФРЕНИЯ! Я думаю, что они уже не валяют дурака – они, действительно больные люди! Больным людям нечего делать во власти! Я давно говорил, для того, чтобы пойти во власть, нужно пройти медицинскую справку.

Игорь Бощенко: Вернёмся к американской экономике, к американскому долгу. Прошла такая информация, что в октябре будет принято решение о том, что доллар будет переведён в безналичные обороты, наличный оборот доллара будет приостановлен. Но это огромная оборотная масса. К чему приведёт эта инновация?

Валентин Катасонов: Это просто невозможно по определению! Потому что значительная часть мировой экономики может закрываться только наличными долларами. На 100% безналичный оборот доллара перейти сейчас просто невозможно! Но такие идеи витают в воздухе. Пока это маловероятно… На той же самой Украине ведётся оборот фальшивых долларов, благодаря Бене Коломойскому. Но дело в том, что фальшивые лучше настоящих. Но это особая тема…

Игорь Бощенко: Стало известно, что Нидерланды, Австрия, Германия начали выводить золото…

Валентин Катасонов: Золото уже, наверное, в  запасах и ждёт своего часа. Для хозяев золота годятся разные варианты. Идеальный вариант использования запасов золота – восстановление золотого стандарта, но крайне сложная задача. Здесь минусов очень много. Сейчас в тени идея золотого швейцарского франка, но с 11-го года там все зашумели: «мы хотим вернуться к золотому франку!». Для Швейцарии, слава Богу, золотой франк введён не был, но разговоры такие были! До конца было непонятно, как они собираются пользоваться золотым франком. Идут какие-то игры. С моей точки зрения, серьёзного проекта реанимации золотого стандарта, я не вижу. Разговоров много.

Другой вариант, более реальный. 30-е годы, кризис. Мир распался на валютные зоны. Стерлинговая, франковая валютные зоны, долларовая. И все закуклились в рамках нацграницы, в рамках валютных зон. А как между собой торговать? Торговля была на уровне плинтуса между валютными зонами. А если что-то и происходило, то это было золото! То есть, для хозяев золота распад валютные зоны – это тоже неплохо!

Игорь Бощенко: То есть между долларовой зоной и зоной БРИКС могут проводиться операции в золоте?

Валентин Катасонов: Да. Вся история золотого стандарта свидетельствует, что объявление золота национальной валютой – глупость, так как оно быстро разлетится!

Игорь Бощенко: А как же золотой динар, который провозгласил Муаммар Каддафи?

Валентин Катасонов: Никаких серьёзных проработок не было! Такое ощущение, что это какие-то политические акции. Я не исключаю, что золотой динар был таким чисто бизнес-проектом. Предполагали выпустить ограниченное количество монет для того, чтобы потом на этом заработать. Чтобы деньги никуда не утекали, надо чтобы золотой стандарт был в глобальных масштабах.

Игорь Бощенко: В этом случае, тот, кто печатает ничем необеспеченные деньги, выигрывает?

Валентин Катасонов: Безусловно! Понимаете, любой стандарт - он не вечен! Ещё раз повторяю, золотой стандарт не вечен! Золото начнёт работать, если мир распадётся на валютные зоны, если мир примет международный золотой стандарт и, если мир будет находиться в состоянии глобальной войны.

Игорь Бощенко: Тут мы подошли к кульминационному моменту нашего разговора – того, с чего мы его начинали – конец игры, спрессованность времени и выход на точку бифуркации. Те, кто сконцентрировал у себя золото, финансово и экономически заинтересован в том, чтобы была война, были валютные зоны, чтобы была конфронтация и не было кооперации. То есть, они будут вкладывать какие-то деньги в то, чтобы мир катился в хаос. То есть золотой телец толкает мир в хаос. Так получается?

Валентин Катасонов: Да, да! Мне трудно оценить степень безумия хозяев денег, на какой проект они готовы. Разделение мира на валютные зоны – более спокойный вариант. Война с ядерным оружием – самый безумный вариант. Но я это не исключаю. То что ФРС не изменила ставку – говорит о том, что готовится третий вариант, «обнуление».

Игорь Бощенко: То есть, мегатеракт вполне вписывается в экономическую целесообразность?

Валентин Катасонов: Да, по большому счёту! Любая война начинается с какого-то теракта, убийства.

Игорь Бощенко: Как много руководителей сегодня собралось в Нью-Йорке – не к добру!

Валентин Катасонов: Помните прецедент на германо-польской границе, все с чего-то начиналось.

Игорь Бощенко: Последующее воздействие сильнее предыдущего. Публика привыкает к определённому болевому порогу…

Валентин Катасонов: Безусловно. Для того, чтобы спровоцировать страну на войну, недостаточно убить эксгерцога, нужно, чтобы погибло несколько тысяч человек и при этом ещё искать по всему миру террористов.

Игорь Бощенко: Получается, что хозяева денег ставят своё положение выше человеческих жизней?

Валентин Катасонов: В Евангелие от Иоанна: «Он дьявол был лжец и убийца», я ещё добавляю «и самоубийца». То есть хозяева денег – самоубийцы.

Игорь Бощенко: В таком случае, я могу только пожелать, чтобы они это сделали до того, как убьют всех нас. Оставайтесь с нами, и вы будете в курсе того, что происходит. До новых встреч!

Страница: 1